Смеховая культура русского средневековья

Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды: И бытовые пирушки не обходились без элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха. Все эти обрядово-зрелищные формы давали, подчеркнуто неофициальный, внецерковный и в негосударственный аспект мира, человека и человеческих отношений.

Ложь под личиной правды

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению - непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

О теории народно-смеховой культуры М.М. Бахтина М.М. Бахтина « Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса». и частицами единой и целостной народно-смеховой, карнавальной культуры» (с. Автор отмечает особое свойство народного смеха уничтожать страх.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Алексеева,"народно-фольклорной традиции средневековья" ряд особенностей изучаемого произведения, давно казавшихся исследователям очень странными. Присущее"Гаргантюа и Пантагрюэлю" парадоксальное сочетание многочисленных"ученых" образов и простонародной а часто и непристойной комики Бахтин объяснил значимым воздействием на Рабле площадной смеховой культуры средневековья, возникшей в гораздо более ранний период, но достигшей своего полного расцвета к 16 в.

По мнению Бахтина, не только Рабле, но и Дж. Сервантес оказались подвластны обаянию жизнеутверждающей и светлой атмосферы, свойственной К. Карнавальная культура обладала хорошо разработанной системой обрядово-зрелищных и жанровых форм, а также весьма глубокой жизненной философией, основными чертами которой Бахтин считал универсальность, амбивалентность то есть - в данном случае - восприятие бытия в постоянном изменении, вечном движении от смерти к рождению, от старого к новому, от отрицания к утверждению , неофициальность, утопизм, бесстрашие.

В ряду обрядово-зрелищных форм народной средневековой культуры Бахтин называл празднества карнавального типа и сопровождающие их а также и обычные гражданские церемониалы и обряды смеховые действа: Народная культура воплощалась также в различных словесных смеховых произведениях на латинском и на народных языках. Эти произведения, как устные, так и письменные, пародировали и осмеивали буквально все стороны средневековой жизни, включая церковные ритуалы и религиозное вероучение"Вечерня Киприана", многочисленные пародийные проповеди, литургии, молитвы, псалмы и т.

Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней. Она сливалась с праздничной атмосферой и сочеталась с одновременным разрешением мяса, сала, половой жизни. Это праздничное освобождение смеха и тела резко контрастировало с минувшим или предстоящим постом.

Праздник был как бы временной приостановкой действия всей официальной системы со всеми ее запретами и иерархическими барьерами.

Карнавальная культура обладала хорошо разработанной системой потомков и созда самым своего рода"энциклопедию" средневекового смеха. страха; страх может проникнуть лишь в часть, отделившуюся от целого.

Самому смеху границы почти не ставились, лишь бы это был смех. С универсализмом и свободой средневекового смеха связана и третья замечательная особенность его — существенная связь смеха с неофициальной народной правдой. Серьезность в классовой культуре официальна, авторитарна, сочетается с насилием, запретами, ограничениями. В такой серьезности всегда есть элемент страха и устрашения.

В средневековой серьезности этот элемент резко доминировал. Смех, напротив, предполагал преодоление страха. Не существует запретов и ограничений, созданных смехом. Власть, насилие, авторитет никогда не говорят на языке смеха. Особенно остро ощущал средневековый человек в смехе именно победу над страхом.

Бахтин М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса

Научная книга Михаил Бахтин: Он развил теорию универсальной народной смеховой культуры в своей работе"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Возрождения". Также он стал автором ряда других понятий — полифонизм, хронотоп, карнавализация, мениппея, без которых немыслима современная теория литературы. Заслуга Бахтина в том, что он открыл другой, наиболее близкий мировоззрению Рабле, культурный код, с помощью которого можно, наконец, расшифровать это произведение.

Мы сказали, что средневековый смех побеждал страх перед тем, что эту непрерывность жизни на праздничной площади, в карнавальной толпе.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. Бахтина"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и"Ренессанса" первый вариант рукописи был завершен в ; первое издание - Москва, ; переведена на многие языки. Отказавшись от традиционалистских описаний социального фона эпохи Возрождения и от рассмотрения передовых взглядов Рабле-гуманиста, Бахтин сосредоточился на исследовании античных и особенно средневековых истоков романа Рабле"Гаргантюа и Пантагрюэль".

Алексеева,"народно-фольклорной традиции средневековья" ряд особенностей изучаемого произведения, давно казавшихся исследователям очень странными. Присущее"Гаргантюа и Пантагрюэлю" парадоксальное сочетание многочисленных"ученых" образов и простонародной а часто и непристойной комики Бахтин объяснил значимым воздействием на Рабле площадной смеховой культуры средневековья, возникшей в гораздо более ранний период, но достигшей своего полного расцвета к 16 в.

По мнению Бахтина, не только Рабле, но и Дж.

26. Рыцарская и карнавальная культура средневекового общества.

Культура Возрождения Бахтин М. Народный смех и его формы — это, как мы уже сказали, наименее изученная область народного творчества. Узкая концепция народности и фольклора, слагавшаяся в эпоху предромантизма и завершенная в основном Гердером и романтиками, почти вовсе не вмещала в свои рамки специфической народно-площадной культуры и народного смеха во всем богатстве его проявлений.

И в последующем развитии фольклористики и литературоведения смеющийся на площади народ так и не стал предметом сколько-нибудь пристального и глубокого культурно-исторического, фольклористского и литературоведческого изучения. В обширной научной литературе, посвященной обряду, мифу, лирическому и эпическому народному творчеству, смеховому моменту уделяется лишь самое скромное место.

Ключевые слова: Ницше, Бахтин, народная культура, смех, шут, гротескное тело, но в качестве повода для смеха, а не для трепета и страха. . Таким образом, мы видим здесь характерное для карнавальных.

Бахтиным, который обозначал им такое явление западно-средневековой культуры как карнавал. Бахтин подчёркивал огромное общественное значение средневекового смеха, который переносил средневекового человека в мир народной карнавальной утопии, временно выводил его за рамки официальной религиозной культуры, вырывал его из-под власти социальных запретов. Игра не выводит за пределы мира как такового, а позволяет проникнуть в его заповеданные области, туда, где серьёзное пребывание равносильно гибели, поэтому она всегда — игра, смешная и опасная одновременно.

Так, святочные гадания — один из наиболее весёлых моментов крестьянского календаря…так и именуются: Кроме того, как считает И. Кондаков, русский смех горек [9, с. В отличие от смеха в современной культуре, средневековый смех чаще всего обращён против самой личности смеющегося и против всего того, что считается святым, благочестивым, почётным.

Большую роль в смеховой культуре русского Средневековья играло выворачивание одежды наизнанку, задом наперёд одетая шапка, т. Широкое распространение в это время получили и т. Происходило как бы искажение текста: Смех открывает в одном другое, не соответствующее:

Средневековый смех и его словесно-речевые формы

У Рабле брат Жан — воплощение могучей травестирующей и обновляющей силы низового демократического клира[49]. Вообще в романе Рабле можно найти достаточно богатый материал переряженных священных текстов и изречений, рассеянных повсюду. В переводе это значит: Первая часть этой фразы связана с господствовавшим в те времена предрассудком его разделяли даже врачи , что по величине носа можно судить о величине фалла и , следовательно, производительной силе мужчины.

Вторая часть, взятая в кавычки и подчеркнутая нами, является началом одного из псалмов , 10 , то есть священным текстом, который получает, таким образом, непристойное истолкование. Снижающее переосмысление усиливается еще тем, что последний слог цитаты из псалма — — по созвучию с соответствующим французским словом истолковывался как название фалла.

Бахтину, полагаю, в этот момент было не до смеха, - хотя мы ныне уже официальной, с одной стороны, и народной, карнавальной, смеховой - с другой» [7]. . «Скупого рыцаря» к «распространенному мифическому мотиву страха .. писателем-гуманистом Рабле и средневековой народной культурой.

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему.

Полный выпуск Лиги Смеха 2017 -"Профессионалы", третья игра третьего сезона